×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать

KAMIL

Мы не раз и не два общались с Камилом. Почти подружились. Если есть идеальные для корреспондента игроки - Чонтофальски именно такой. Его настроение не меняется от погоды и количества пропущенных накануне мячей. Камил неизменно улыбчив и обходителен. А после интервью еще благодарит. Странный человек...
Мы не раз и не два общались с Камилом. Почти подружились. Если есть идеальные для корреспондента игроки - Чонтофальски именно такой. Его настроение не меняется от погоды и количества пропущенных накануне мячей. Камил неизменно улыбчив и обходителен. А после интервью еще благодарит. Странный человек... Может, он проглотил обиду. Может, и не было никакой обиды, и все, что говорилось в Питере после семи пропущенных от московского "Динамо" голов, Камил просто не читал. И не слышал. Закрывал уши. Тогда в огород "Зенита" разве ленивый не кидал камни. Михаил Боярский, вернейший из поклонников, высказался других откровеннее: "Я могу представить, что артист забыл какой-то абзац. Но чтобы весь текст?! Мне стыдно!" В "Зените" то интервью главного Д`Артаньяна страны прочитали. Обиделись. Только Камил ни на кого не дулся - лишь улыбался чуть растерянно. Не предполагая, что те семь голов усадили его на лавку. Первым из тренеров на поле оказался тогда Владимир Боровичка. Классный в прошлом вратарь сборной Чехии и венской "Аустрии". Вена до сих пор помнит вратаря Боровичку. Он обнял Чонтофальского за плечи и шептал на ухо что-то. Вспоминал, усмехается он сегодня, как однажды за сборную Чехословакии пропустил пять мячей. Чонтофальского те слова не утешали. Во-первых, он пропустил не пять, а семь, во-вторых... Просто - не утешали, и все. Жизнь Чонтофальского в России - калейдоскоп. Приключение на приключении. То взлет, то падение. Но взлеты такие, что на ум приходит давнее определение того же Боровички, в свое время отправленного "Богемиансом" в Кошице смотреть на перспективного голкипера:
- Мне одного взгляда на Камила было достаточно, чтобы понять: это вратарь гениальный. Годы спустя пришлось убеждать Петржелу, что надо его перевозить в Питер. Сегодня никто не жалеет - ни Камил, ни Власта. Ни я, разумеется. …Заставить замолчать целый турецкий стадион не так просто - а Камил заставил. "Зенит" выцарапывал у "Бешикташа" такую необходимую ничью. Турецкие фанаты отрабатывали приемы рукопашного боя на собственной полиции. Мы, русские корреспонденты, недоуменно смотрели из своей ложи вниз. Кто-то шепнул робко - дескать, они пока репетируют. А матч закончится - за нас примутся. И тут стадион замолчал. Слышно было, как баржа гудит где-то далеко-далеко, на Босфоре. Это Чонтофальски вытащил мяч совершенно неберущийся. Турки форменно оцепенели! Глазам своим турецким не верили. Да и мы, признаться, тоже. А минуты считанные прошли - попытались турки физически устранить этого дьявола из русских ворот. Чонто поднялся и после удара в живот. Поморщился, но в ворота вернулся. И "Бешикташ" все понял. Ничья так ничья. В российской его карьере было достаточно темного, но даже о нем вспоминает Камил с обезоруживающей улыбкой. Волна словацкого обаяния накрывает корреспондента TF с головой. Тот день, когда залетали в сетку его ворот мячи от "Динамо", оказывается, еще не самый скверный. Бывало и похуже. Я предполагал, что тогда Чонтофальскому было тяжело. Сам задал тему - мол, все до единого бразильцы, приезжавшие в Россию, первый свой легионерский день вспоминают с ужасом.
- Словаки, наверное, тоже, - Чонтофальски охотно тему поддержал. И творчески развил.
- Впрочем, еще до моего приезда в Россию был один день, когда я на том же стадионе "Динамо" играл за словацкую "молодежку" против вашей. Это был сущий кошмар - ноябрь, холод, снег... Думал, холоднее дня в моей жизни не будет. Не знал еще, что скоро стану играть в вашей стране. А потом приехал и… пережил еще немало холодного. Помню - зима, страшный мороз, гостиница "Чайка"… И пасмурно, постоянно пасмурно. Я еще подумал - в России солнца не бывает вообще. Те дни никогда не забуду...
Что время в самом деле лечит, подтвердит сегодня и Чонтофальски, и Хаген, и кто угодно из питерских легионеров. Даже Мареш, оказавшийся в русском декабре в летнем костюме. И ботиночках на тонкой подошве, как тот Ипполит. Сегодня он говорит по-русски не просто здорово - даже без акцента! При том, что русский язык того же Петржелы, по едкому высказыванию Влада Радимова,с каждым годом все хуже и хуже.При том, что Боровичка, стоит ему занервничать, начинает частить, и русские слова мешаются с чешскими. У Чонтофальского все иначе. Выбирает слова с оттенками. Подчеркивает интонацией. Город, знающий о своем "Зените" все, не устает поражаться.
- Когда прилетел, я знал по-русски одно-единственное слово - "Спасибо".
- Он здорово вырос в Питере, - кивает в сторону голкипера пан Петржела. - Да-да, вырос. Он сюда приехал вратарем совсем другого класса, в сборной ему места не было. Потом я попросил моего друга, Душана Галиса, попробовать Камила. И сегодня сборная без Чонтофальского - совсем другая сборная.
Петржела смотрит с вызовом. Будто я спорить с ним собрался. Никогда не спорьте с Петржелой. Не надо. Когда-то они на пару, Петржела и Чонтофальски, взбудоражили всю Чехию. Не только мастера футбола, еще и шоумены.
- Властимил выписал мне штраф, который стал рекордным в истории чешского футбола. 200 тысяч крон. Не было газеты в Чехии, которая об этом не написала бы. Показалось тренеру, что я пьяный был перед товарищеской игрой. Хотел вовсе выгнать, я успел смириться, но в последний момент Петржела передумал.
Была еще одна история, угодившая в газеты. И прославившая голкипера скромного "Богемианса" на всю страну. Под Новый год сцепился с компанией нетрезвых парней, да сгоряча и разметал всех по сторонам. Кому-то из "спарринг-партнеров" после того кулачного боя пришлось отлеживаться в госпитале. Дошло дело до полиции... Петржела особенно горюет с газетных страниц о напастях,преследующих сборную России. Анализирует с таким напором,будто является прямой альтернативой Хиддинку, Адвокаату и Бородюку. Чешский тренер разбирает игру российской "молодежки", специально выясняя, сколько получают датские сверстники наших парней. Про словаков пан тоже что-то выяснил. Попутно поддев сборную России, привезшую из Братиславы равную поражению ничью:
- У России не было команды. Только три-четыре группы на поле - и все...
За ту ничью, отправившую Россию переживать домой, а словаков - настраиваться на стыковые матчи с Испанией, Чонтофальски получил 250 долларов премии. Сегодня он поражает репортерское воображение заявлениями странного содержания. Мол, разучился по-настоящему переживать футбольные неудачи.Как родились меньше года назад две дочки, так и успокоился. Кто-то после такого "успокоения" играть бросает. Чонто, напротив, начал. И теперь в воротах "Зенита" - человек без нервов.
- Где играю, там и дом. Отличная жизнь, я доволен и спокоен. Вы, наверное, не поверите, но даже после семи мячей от "Динамо" душевного упадка у меня не было. Есть вещи важнее футбола. Жена расстраивалась сильнее, когда тот матч по телевизору смотрела. Для нее это был настоящий кошмар...
Прошло не так много времени, и "Петровский" простил свой "Зенит" и своего вратаря. Угодившего к тому моменту в глубокий запас. Стоило из него выбраться на ничего не значащий кубковый матч, как глаза натыкались на транспарант: "Камил, мы с тобой!" А Петржела изо всех сил поддерживал своего вратаря. Излучал бодрость через газеты:
- Случись такое в чешском чемпионате, я поставил бы Чонтофальского на следующий матч. Чтоб он сам доказал: семь пропущенных мячей - эпизод. Забытый кошмар. Но я в России, и местные болельщики меня, мягко говоря, не поняли бы.
Тот сезон закончился – и лично Петржела убедил Чонтофальского не срываться, не уезжать в Чехию. Оттуда Чонтофальского засыпали предложениями. Петржела посоветовал хорошенько отдохнуть. Камил отправился в Доминиканскую республику.
- Это был лучший отпуск в жизни. Никакой тяжести на душе не осталось, все отрицательные эмоции ушли. Картинг, лошади, водные лыжи! Оттуда - в Прагу, потом с Ширлом в Австрию на горнолыжный курорт, затем к маме в Кошице… Вернулся в "Зенит" новым человеком.
Чонтофальски потерял два года. До блеска отполировал лавку "Зенита", но теперь уж точно никому свое место не отдаст. Какие бы чудеса ни вытворял на тренировках Малафеев. Два года – слишком много, чтоб однажды вернуться к роли запасного. Как-то раз он мог сорваться из "Зенита", звал греческий АЕК, но… остался. И, понятно, не жалеет. Возможно, и Малафеев поэтому остался нынче в "Зените", не перешел в настойчивое московское "Динамо". Судьба сменщика перед глазами: из глубокого запаса в любимцы Питера.
- Я понимал, сидя на скамейке, что вытеснить Славу, первого вратаря сборной, невозможно. Но я верил в свою звезду. Звезда не подвела. Я так и не освоился в роли второго вратаря. Наверное, это главная моя удача. Тем более, второй вратарь - совсем другая работа. Не проще и не сложнее, просто другая. Я, конечно, вспоминал, как не отпустил меня "Богемианс" в Англию. Звали "Эвертон", "Саутгемптон". Тогда страшно досадно было, а сейчас все нормально. Судьба привела меня в "Зенит", и сегодня я самый счастливый человек на свете. Чонтофальски снова улыбается. Заводит разговор на болезненную тему "Я и сменщик". Подтверждает сказанное Петржелой, даже формулирует так же: "Отношения у нас интеллигентные". Питер - он во всем Питер. Впрочем, Чонтофальски таким был всегда. Например, своего конкурента по сборной Словакии Конига лично водил по Москве, которую сам толком не знал. Красная площадь, Мавзолей, Александровский сад. Тогда же Кониг, личность в Братиславе популярная, Камилу и шепнул - готовься, недолго мне быть первым номером в сборной. Скоро твоя очередь придет. Не подозревая, должно быть, что очередь Чонтофальского придет буквально на следующий день. Именно Камил вышел на московский матч со сборной России, взял пенальти от Каряки и здорово шатнул кресло под Георгием Ярцевым… Больше никто из словацких газетчиков не спрашивал Галиса, почему в сборной играет парень, сидящий на лавке в российском клубе.
- Те игры с Россией, что в Москве, что в Братиславе, стали для меня особенными. Воспоминания на всю жизнь - с кем бы еще играть ни пришлось. Тем более, Россию в последнем матче мы должны были побеждать, я уверен… - Знаете, с Петржелой всегда было очень интересно! - Чонтофальски совсем не похож на русских игроков, которые о тренере говорить не станут ни плохого, ни хорошего. - Вам ведь, корреспондентам, тоже с ним интересно?
Киваю в ответ. Еще бы!
- Вот и нам, футболистам, увлекательно. Постоянно что-то выдумывает, команду заводит… Это огромный стимул. Если футбол воспринимать как тяжелый труд, много не выиграешь. Да и мало, пожалуй, не выиграешь. Нужно, чтобы было интересно. А еще Петржела все и всегда говорит в глаза, никакой дипломатии. Второго такого человека я не знаю. По части прямоты он со времен "Богемианса" совершенно не изменился. Странное дело, при всей категоричности тренера в его командах семейная обстановка, полная открытость. Сейчас в "Зените" отличный микроклимат. Также Властимил – большой мастер сюрпризов. Обратите внимание: мало кто в России так угадывает с заменами, как он. И, главное, на него никто не может надавить. Даже пресса и боссы. - Питер - удивительное место. Мне вообще везет на города. Живу в Праге, самом красивом городе на свете, работаю в Петербурге, который, пожалуй, не уступает столице Чехии.
Я предложил Камилу остаться насовсем. Чем не вариант? Купить особнячок в Удельной, как Горак. Или по примеру Вьештицы поступить в Академию физической культуры имени Лесгафта. Камил от такого предложения в ужас не пришел, но корреспондентской несообразительности удивился.
- Как же я без Праги?! Не расстанусь с ней никогда в жизни! Даже не просите. Зря я разве построил дом в пригороде, землю купил? По Праге здорово гулять теплой ночью… Она, конечно, и днем прекрасна, но ночь - это фантастика. Окутывает тебя, поглощает целиком, ты растворяешься в Вацлавской площади, уютных улочках, старинных замках. Его мама Юлия до сих пор в Кошице живет, работает кассиром в магазине. Камил приезжает часто. Привозит вырезки из газет - собственные интервью, фотографии. Дома вспоминает, как учился маленьким в бизнес-академии, но даже там играл в футбол. Как был третьим голкипером в "Кошице", когда тот не пустил "Спартак" в Лигу чемпионов. Тогда в крошечном Кошице, не спавшем всю ночь, был грандиозный праздник. Камил гордился причастностью к подвигу – хоть на московский матч даже не летал. В Питере он освоил гольф в компании с Павелом Марешем. Ходит в Мариинский театр. На питерских улицах не теряется, гоняет на авто без путаницы. Разок проигрался в футбольный тотализатор и бросил это дело. Стал почти русским. Оставаясь словаком, живущим в Праге.